contacts

ООО «Новые Технологии - ИЦ»

E-mail: promo@novtexn.ru

01.07.2008 Металлургия Китая: «итоги торможения» (Часть I)

Тот факт, что Китай уже много лет является безусловным лидером мирового стального рынка, до сих пор принижается Западом.

Вверх на один уровень

К примеру, Австралия как основной экспортер железной руды и коксующегося угля до сих пор начинает переговоры по годовым контрактным ценам прежде всего с японскими и западноевропейскими компаниями, а не с китайскими, потребляющими вдвое больше сырья. К примеру, цены на огромные поставки руды BHP Billiton в Китай (с 1 апреля 2008 г.) были не согласованы в течение почти 3 месяцев. Частично это следствие упрямого и выносливого китайского характера, готового торговаться за каждую копеечку или цент. Частично – продолжающаяся недооценка китайских успехов и растущей роли КНР во всем мире.

В черной металлургии мира Китай уже давно не просто лидер, а заслуженный чемпион, неуклонно наращивающий свое преимущество. С одной особенностью – он не занимается пиаром, предпочитает «играть на своем поле», преимущественно сбывая свою продукцию в своей же стране. Тем не менее состояние огромной китайской металлургии, ее экспорта и импорта все сильнее отражается на ценообразовании и товаропотоках металла на глобальном рынке. Но еще в большей степени (почти полностью) оно определяет ситуацию с металлургическим сырьем в мире.

Огромные темпы роста производства стали (в пределах 16–27% в год) в черной металлургии Китая, причем несколько лет подряд, давно впечатляют специалистов мира. Это заметно выше общеизвестных успехов роста экономики этой страны (с 1998 г. в среднем на 9% в год) и вызывало обоснованное беспокойство властей.

Столь резкий рост доли металлургической отрасли в индустрии КНР сопровождался и сопровождается неизбежными «перегревами» и «перекосами». За ней не успевает то сырьевая база, то логистика, то энергетика страны в целом. А различным региональным «обострениям» вокруг работы 1300 металлургических заводов страны вообще «нет числа».

Комплекс проблем, сопровождавших развитие металлургии Китая, давно привлек внимание правительства КНР. Не только авторитарные, но и авторитетные пекинские власти с 2004 г. принимают различные регулятивные меры, стараясь обуздать и контролировать своего «взбесившегося стального дракона». Сообщается (на словах и в международных СМИ), что это делается в целях успокоить чувствительный мировой рынок. На внутренней практике – приоритеты декларируются несколько иные, направленные на общенациональные интересы страны, которые традиционно определяет Коммунистическая партия Китая.

Действия китайских властей уже не раз усложняли работу местных металлургов. К примеру, они способствовали сокращению отраслевых инвестиций и падению внутренних цен на стальную продукцию и некоторые виды сырья в 2005 г. и в начале 2006 г.

Однако благодаря высокому спросу бурное развитие китайской металлургической промышленности продолжается до сих пор, лишь временами с некоторым сезонным сокращением объемов производства. И только в последние месяцы появились явные признаки спада в сталелитейной отрасли страны – снижение темпов производства металлопродукции и стального экспорта.

Неужели многолетняя политика властей КНР все-таки начала давать свои плоды? Долговременна ли эта тенденция – замедление развития китайской черной металлургии? К каким последствиям она может привести на мировом рынке?

Разобраться в текущей ситуации поможет краткое отображение исторической картины развития и текущее состояние металлургии Китая. Причем особенное внимание мы уделим растущим потребностям страны, «подхлестывающим» спрос на металл. С этого и начнем.

Экономический фон

Экономика Китая уже десятилетиями является одной из наиболее динамично развивающихся в мире. В самой густонаселенной стране мира среднегодовой темп роста ВВП за 1980–2007 гг. составил около 10%, что позволило КНР войти в первую пятерку крупнейших экономик мира.

В 2007 г., по данным Госстатуправления КНР, рост ВВП составил 11,9%, побив собственный рекорд 14-летней давности. ВВП Китая вплотную приблизился к уровню Германии (которая занимает по этому показателю третье место в мире после США и Японии).

В пересчете производства на душу населения Китай еще долго будет оставаться развивающейся страной, однако к 2020–2030 гг., вероятнее всего, Китай по размерам ВВП обгонит США и станет лидером мировой экономики. Однако уже сейчас Китай претендует на роль основной промышленной индустрии мира.

Все дело в том, что ВВП, оцениваемый сейчас по западным методикам, все дальше уходит от понятий объемов реального промышленного производства. Расчет ВВП стран включает обороты огромной сферы сервиса и прочих услуг, вплоть до финансовых. Их доля в ВВП США, например, превысила 50%, в то время как доля промышленности (включая военно-промышленный комплекс) сократилась до 12%.

В Китае, наоборот, опережающими весь мир темпами растет промышленное производство, выпускающее не дорогую виртуальную, а дешевую, но реальную товарную продукцию.

Основными факторами роста экономики Китая сейчас считаются успешное промышленное производство товаров на экспорт и переживающая бум строительная индустрия. Для этого продолжается интенсивная урбанизация и индустриализация страны. От развития крупнейших мегаполисов (Пекина и Шанхая – политической и экономической столиц) она расширяется на всю территорию Китая, требуя развития не только портов, но и транспортной инфраструктуры всей страны, причем с опережающим развитием национальной энергетики.

Особым приоритетом в стране стало масштабное строительство спортивных объектов и прочей инфраструктуры к Олимпийским играм – 2008 в Пекине.

Отметим, что все эти направления индустриализации и развития страны являются едва ли не рекордно металлоемкими.

К примеру, к 2010 г. в КНР планируется инвестировать почти $190 млрд для 20%-го увеличения сети железнодорожных линий (к 2008 г. – строительство 200 км рельсовых путей для метро в столице и расширение к 2010 г. подземной железнодорожной системы в Шанхае с 80 до 200 км).

Кроме того, в начале 2008 г. в Китае началось строительство самого дорогого ($31,6 млрд) проекта в истории страны – прокладка скоростной (350 км/ч) железнодорожной трассы протяженностью 1318 тыс. км (80,5% которой будет проходить по наведенным мостам!) между Пекином и Шанхаем через мегаполис Тяньцзинь. Завершение проекта ожидается к 2013–2014 гг. Характерно, что до 25% расходов по всем этим инфраструктурным проектам составят затраты на стальную продукцию.

Главным строительным проектом страны называют возведение китайской плотины «Три ущелья» (Three Gorges Dam), начатое еще в 1992 г. Проект должен заработать на полную мощность в 2009 г. и стать крупнейшей гидроэлектростанцией в мире. Длина водохранилища составит более 600 км, а емкость – 39,3 кв. км воды. Сталь в данном проекте – важнейшее сырье, которого потребовалось (только на дамбу) около 463 тыс. т, и много схожее количество уйдет на оборудование самой ГЭС.

Далеко, вслед за доходами, ушел от прошлых лет и менталитет самих китайцев. Пару-тройку десятилетий назад мечтой китайского крестьянина были «три крутящиеся» вещи: часы, швейная машинка и велосипед. Сейчас, переехав в город, он купил также некрутящийся холодильник и телевизор и вновь вернулся к модернизированной старой мечте. Только теперь это уже автомобиль, в среднем потребляющий в производстве около 800 кг стали.

Удельный вес Китая в мировом потреблении автомобилей вырос с 4,3% в 2001 г. до 10% в 2006 г., когда страна обогнала Японию. Сейчас страна стала вторым после США крупнейшим потребителем новых автомашин в мире.

Вывод однозначен: к 2008 г. Китай уже превратился в «мастерскую мира», причем (догоняя потребности огромного населения страны) продолжает наращивать далее свой промышленный потенциал. Огромный (и подлинный!) внутренний спрос на сталь поясняет двукратное превышение в последние годы темпов роста развития черной металлургии перед экономикой КНР в целом


Хроника развития металлургии

Позитивная динамика развития черной металлургии Китая наблюдается уже третье десятилетие (с 1982 г.). С 1996 г. КНР является мировым лидером по производству стали, причем отрыв от остальных крупнейших стран-производителей (Японии, США, России и Индии) стремительно растет, оставляя их далеко позади 


Однако наиболее активно эта отрасль стала развиваться с 2001 г., с которого началось резкое усиление влияния Китая на мировом рынке стали (его доля в 2001 г. составляла 18%, в 2004 г. – 26%, а в 2007 г. – уже 36% глобального производства). При этом темпы роста подскочили до двузначных чисел и остаются такими до текущего времени


В результате объемы производства в черной металлургии Китая с 2000 г. увеличились более чем втрое.

Так, по данным Международного и Китайского институтов чугуна и стали (IISI и CISA), выпуск чугуна в стране за последние 6 лет утроился и достиг в 2007 г. 469,44 млн т, а нерафинированной стали – 489,24 млн т, что превысило одну треть мирового производства. Причем около 90% выплавляемой в Китае стали производится в доменном и кислородно-конвертерном производствах и только менее 10% – в электродуговых печах.

Производство конечной стальной продукции в Китае выросло в 3,5 раза, т. е. подскочило со 157,5 млн т в 2001 г. до 564,6 млн т в 2007 г. В частности, выпуск плоского проката возрос в 4,7 раза, до 242,5 млн т, а сортового (длинномерного) – в 2,9 раза, до 272,5 млн т. Производство труб в прошлом году увеличилось в 3,8 раза и составило 42,2 млн т, а прочей стальной продукции (преимущественно метизов) – еще сильнее, в 8,3 раза (до 10,3 млн т), что означает очень резкое расширение сортамента стальной продукции по сравнению с 2001 г.


На сегодняшний день в Китае выплавляют более тысячи сортов стали, в том числе жаропрочные сплавы для авиационной промышленности, высоколегированные стали для ускорителей ядерных частиц и сплавы с заранее заданными свойствами. Китай давно стал производителем №1 в мире в части выпуска нержавеющей стали. Причем доля закупаемой за рубежом специальной стали и высококачественного проката на китайском рынке неуклонно падает.

Структура производства готовых стальных изделий в стране за последние годы заметно изменилась в пользу высокотехнологичной и высокопередельной продукции. Так, если в 2001 г. доля выпуска длинномерного проката в общем производстве составляла 60%, то в 2007 г. она снизилась до 48%, в то время как доля плоского проката, наоборот, выросла с 33 до 43% в результате растущего спроса со стороны автомобильной, судостроительной и прочих отраслей машиностроения.

Естественно, что КНР стала не только крупнейшим производителем, но и главным потребителем стали и стальной продукции в мире. Потребление китайской стали в прошлом году составило 434,36 млн т, т. е. 89% от общенационального производства, а готового металлопроката – 518,83 млн т, что на 97% (!) обеспечено внутренними производителями (ранее в 2001 г. – на 83%).

Предприятия металлургии

Самыми крупными производителями стали в Китае, входящими в первую десятку мировых лидеров, являются: Baosteel (в 2007 г. заняла 5-е место в рейтинге IISI), Shagang (7-е место), Tanggang (8-е место) и Wuhan (10-е место). Напомним, что в 2001 г. в эту десятку входил только один представитель китайской металлургии.


Отметим, что заметную позитивную динамику производства имеет вся десятка лидеров китайской черной металлургии. Однако «погоду» в части объемов на китайском стальном рынке делают далеко не лидеры. Пять ведущих меткомпаний в 2007 г. произвели 117,998 млн т, или 24,1% стали от общего объема, десятка – около 36%. Остальную металлопродукцию выпустили около 1000 (!) средних и малых металлургических заводов страны.

Отрасль, несмотря на закрытие или поглощение нескольких десятков производств, продолжает сохранять крайне высокий уровень конкуренции и крайне высокую раздробленность.

Рост крупнейших металлургических компаний есть, идет весьма неравномерно и не является опережающим. В сумме более мелкие производители стали никак не уступают лидерам


С 2001 по 2007 г. крупнейшая пятерка метпредприятий КНР не увеличила, а, наоборот, сократила свою долю на рынке.


На сегодня мощности 10 китайских металлургических компаний составляют свыше 20 млн т стали в год, 13 компаний ежегодно производят свыше 10 млн т металла, 34 компании – свыше 5 млн т и 9 компаний – свыше 1 млн т (табл. 2). Всего 6 лет назад только Baosteel могла произвести около 20 млн т стали, мощность трех компаний составляла 7–8 млн т, остальные выплавляли меньше 5 млн т стали. Фактически в динамике производства в последние годы наибольших успехов добились средние (по китайским меркам) предприятия с мощностью 3–10 млн т стальной продукции в год.

Заметные слияния металлургических компаний Китая в последние годы можно пересчитать на пальцах. Последнее такое сообщение пришло 24 июня. В нем говорилось о том, что китайская Baosteel Group планирует заплатить $4,2 млрд за контрольный пакет акций в новом стальном предприятии Guangdong Iron and Steel Group Corp. (которое объединит два уже существующих предприятия: Shaoguan Iron and Steel Group и Guangzhou Iron and Steel Group). Денег этих госкомпании Baosteel, конечно, жалко, но в конце концов позицию властей приходится принимать. Планы правительства КНР по консолидации металлургической отрасли в стране не имеют особых стимулов и реализуются крайне медленно.

В целом Китай многие годы осуществлял огромные инвестиции в развитие (модернизацию, обновление и строительство новых современных производств) национальной металлургии. Так, в 2001 г. объем капиталовложений составил около $5,8 млрд (в России – около $1 млрд, в США – $2,3 млрд, в странах ЕС – $3,4 млрд), в 2003 г. – $16,1 млрд, в 2005 г. – $28,3 млрд. А в прошлом году этот показатель достиг $36 млрд, т. е. с 2001 г. вырос в 6 раз (рис. 7), причем невзирая на усилия властей «притормозить» этот процесс.


Удельный вес вложений в металлургическую промышленность в общем объеме инвестиций в основные фонды китайской экономики в прошлом году составил небольшую долю в 2,18%.

Отдельно отметим общие инвестиции в разработку и освоение китайских железорудных месторождений. Они за 2004–2007 гг. составили $322 млн, что в 5 раз больше, чем за 15 лет до 2003 г. включительно. При этом в 2007 г. на геологоразведочные работы по железной руде потрачено $193 млн, а по каменному углю – $976 млн. Причина в том, что металлургия Китая все более страдает от дефицита ряда видов металлургического сырья.

© ООО “Новые технологии”, 2019 г.